Фундаментальные нарушения норм материального и процессуального права

Фундаментальные нарушения норм материального и процессуального права

Дата размещения статьи: 24.01.2018

При анализе сущности кассационной жалобы особого внимания заслуживают нормативные постулаты, установленные в ст. 378 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ). В соответствии с настоящей статьей кассационная жалоба должна содержать: наименование суда, в который она подается; наименование лица, подающего жалобу, представление его места жительства или места нахождения и процессуальное положение в деле; наименования других лиц, участвующих в деле, их место жительства или место нахождения; указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной или кассационной инстанции, и содержание принятых ими решений; указание на судебные постановления, которые обжалуются; просьбу лица, подающего жалобу, представление.
Помимо перечисленных требований законодателя, является обязательным условие об указании кассатором того, в чем заключаются допущенные судами существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, повлиявшие на исход дела, с приведением доводов, свидетельствующих о таких нарушениях. Похожая формулировка устанавливается также в ст. 387 ГПК РФ, предусматривающей основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке. Но верно ли устанавливать единый критерий существенности нарушений для граждан, подающих кассационную жалобу, и для суда, выносящего судебное постановление? Ведь подходы к определению существенности нарушения норм материального права или норм процессуального права у данных субъектов кассационного обжалования кардинально отличаются. Лицо, подающее кассационную жалобу, отражает в ней исключительное убеждение об ущемлении его прав, свобод и законных интересов судебными постановлениями первой, апелляционной или кассационной инстанции. Суд может посчитать доводы недостаточными, отказывая в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании, или оставить постановления нижестоящих судов в силе.
Чтобы разрешить данную законодательную дилемму, следует определить, что понимается под существенным нарушением норм материального и процессуального права. По мнению К.И. Комиссарова, существенность означает ошибку принципиального характера или значительное нарушение чьих-либо прав [3, с. 20]. С.Ю. Кац полагала, что нарушение норм, закрепляющих основные положения гражданского процесса и основные права лиц, участвующих в деле, входит в состав критерия существенности [2, с. 29].
На наш взгляд, наиболее близкой к отражению категории существенности является позиция К.И. Комиссарова. Нарушение норм материального и процессуального права — элемент, непосредственно характеризующий судебную ошибку. Судебной ошибкой считается недостижение конкретных целей и задач на каждом этапе судопроизводства вследствие неправомерных действий компетентного лица, совершенных как по его вине, так и при ее отсутствии, приводящее к отмене или изменению постановлений судами вышестоящих инстанций. К обстоятельствам, при которых они возникают, можно отнести профессиональную подготовку судей, уровень их правосознания, условия деятельности и т.д. Как верно отмечает Л.Н. Николенко, "каждая допущенная ошибка негативно влияет на интересы правосудия, препятствует достижению целей судопроизводства. При этом нарушения, которые допускаются в судопроизводстве, могут ликвидироваться лишь правовыми средствами и только в процессуальном порядке" [4, с. 39 — 43].
Примечательно, что приведенные позиции, раскрывающие категорию существенности, соотносят ее только с нарушениями норм процессуального права. В отношении нарушений норм материального права рядом отечественных процессуалистов выдвигается точка зрения, в соответствии с которой критерий существенности к ним не может быть применен. Так, С.В. Зайцев, рассматривая правоприменительную деятельность как "мыслительную деятельность по решению правового силлогизма", приходит к выводу, что результат логической операции не может быть почти истинным или ложным, использование нормы права носит конкретный характер, т.е. применяется либо правильно, либо неправильно. По его мнению, "норма материального права всегда является составной частью правового силлогизма, а именно его большой посылкой (логическим законом). Нормы процессуального права непосредственной составной частью правового силлогизма не являются. В максимально примитивном виде их назначение в конечном итоге состоит в том, чтобы суд правильно сформулировал малую посылку (установил фактические обстоятельства дела), а также максимально объективно и беспристрастно решил правовой силлогизм (сформулировал вывод)" [1, с. 49 — 53].
Данная точка зрения представляется достаточно обоснованной. Существенность — понятие оценочное для чего-нибудь, что имеет первостепенное значение. Его употребление неразрывно связано с деятельностью суда как органа, осуществляющего разрешение спора между сторонами, изучающего, устанавливающего и оценивающего фактические обстоятельства дела. При этом могут ли быть допущены судами такие нарушения материального права, которые повлияли на исход дела, но являются несущественными? Судебная практика, изученная нами, дает отрицательный ответ, поскольку таких примеров просто не существует. В связи с этим представляется возможным закрепить правовую конструкцию "нарушение либо неправильное применение норм материального или процессуального права" вместо устоявшегося "существенные нарушения норм материального или норм процессуального права". Приведенная правовая конструкция является универсальной для всех участников судопроизводства.
Наряду с оценочными понятиями в виде установленного в главе 41 "Производство в суде кассационной инстанции" критерия существенности нарушения норм действующий ГПК РФ не содержит ориентиров как для заявителя, так и для суда, предусматривающих безусловную отмену судебных постановлений, вынесенных нижестоящими судами. Более того, не дал разъяснений по данному поводу и Верховный Суд Российской Федерации. Единственным актом, регулирующим основания для отмены или изменения судебных постановлений, вступивших в законную силу, является не утратившее своей актуальности и по настоящее время Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г. N 2-П. Позиция Конституционного Суда Российской Федерации заключается в следующем: "Пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта" .
———————————
Постановление Конституц. Суда Рос. Федерации от 5 февр. 2007 г. N 2-П // Рос. газ. 2007. 14 февр.

Такое положение дает суду полную свободу усмотрения при разрешении спора, тем самым в некоторых случаях дискредитируя доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, что, несомненно, приводит к снижению качества судебной защиты. Именно этим обстоятельством объясняется необходимость нормативного закрепления содержания критериев к отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу.
Примечательно, что в ряде процессуальных кодексов европейских стран данные критерии прописаны достаточно четко. Согласно § 545 Гражданского процессуального уложения ФРГ ревизия может быть обоснована только нарушением права. Право считается нарушенным, если норма не была применена или применена неправильно. Параграф 547 признает решения абсолютно основанными на нарушении права в тех случаях, когда состав суда не отвечает положениям закона; сторона по делу не была представлена в соответствии с законом, если ведение процесса молчаливо не было одобрено; не изложены причины принятия решения и др. .
———————————
URL: http://www.gesetze-im-internet.de.

Нормативное закрепление содержания критериев к безусловной отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу, характерно для процессуальных законов бывших республик, входивших в состав СССР. В соответствии с ГПК Республики Армения основаниями для отмены решения в кассационном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права, которые привели к неправильному разрешению дела. Согласно ст. 227 ГПК Республики Армения нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд не применил закон или международный договор Республики Армения, который должен был применить; применил закон, или международный договор Республики Армения, или иной правовой акт, который не должен был применять; неправильно истолковал закон, или международный договор Республики Армения, или иной правовой акт. В качестве безусловных оснований для отмены решения ст. 228 предусмотрены следующие положения: дело рассмотрено судом в незаконном составе; дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания; решение подписал не тот судья, который его вынес; решение вынес не тот судья, который входил в состав суда, рассматривавшего дело; в деле отсутствует протокол судебного заседания [5].
Возвращаясь к проблеме ориентиров отмены судебных постановлений для заявителя и суда при кассационном производстве в гражданском процессе, необходимо учитывать позитивный опыт законодателя в процессе арбитражном. В соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Неправильным применением норм материального права являются:
1) неприменение закона, подлежащего применению (имело место отсутствие указания в решении на статью закона, который должен был быть применен при разрешении конкретного дела);
2) применение закона, не подлежащего применению (указание в решении статей закона в не действующей на момент их применения редакции);
3) неправильное истолкование закона (не учтена правовая позиция постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума и Президиума Верховного Суда Российской Федерации).
Судебные акты отменяются судом кассационной инстанции в любом случае, если было рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе; рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; нарушение правил о языке при рассмотрении дела; принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении, постановлении; отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК РФ; нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения, постановления. Данные положения должны быть в полной мере восприняты и в скором времени закреплены в ГПК РФ.
Подводя итог, следует констатировать, что правовые нормы, регулирующие содержание кассационной жалобы, и тесно с ними связанный институт оснований для отмены или изменения судебных постановлений нуждаются в серьезной доработке. Оценочность критериев в законе не позволяет лицам, обращающимся в суд кассационной инстанции, достаточно полно и четко отразить в кассационной жалобе существо нарушений его прав и законных интересов вступившими в законную силу судебными постановлениями. Нахождение в тексте ГПК РФ такого устойчивого словосочетания, как "существенные нарушения норм материального и процессуального права", и отсутствие его нормативного толкования не только не согласуются с основными правилами юридической техники, но и ограничивают реализацию права граждан на доступ к суду. При разработке основных подходов к восполнению данного правового дефекта должна быть учтена положительная практика процессуальных кодексов Германии, Польши, Армении и российского арбитражного закона.

Читайте также:  Переезд в челябинск на пмж отзывы

Список литературы

1. Зайцев С.В. Существенное нарушение норм материального права как основание для отмены судебных актов: теоретический аспект // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 4. С. 49 — 53.
2. Кац С.Ю. Возбуждение производства в порядке надзора по гражданским делам. М.: Юрид. лит., 1965. 75 с.
3. Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971. 44 с.
4. Николенко Л.Н. Понятие и признаки судебных ошибок, являющихся основанием пересмотра судебных актов, в хозяйственном судопроизводстве Украины // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 5. С. 39 — 43.
5. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе стран ЕС и СНГ: Моногр. / З.Х. Баймолдина [и др.]; под ред. Е.А. Борисовой. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012. 766 с.

Новая редакция Ст. 391.11 ГПК РФ

1. Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора вправе внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права.

2. Жалоба или представление прокурора, указанные в части первой настоящей статьи, могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу.

2.1. Пропущенный срок подачи жалобы или представления прокурора, указанных в части первой настоящей статьи, может быть восстановлен в порядке, предусмотренном частями третьей и четвертой статьи 391.2 настоящего Кодекса.

3. Дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации или заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации рассматривается Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьей 391.10 настоящего Кодекса.

4. Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесший представление, не может участвовать в рассмотрении Президиумом Верховного Суда Российской Федерации дела, о пересмотре которого им внесено представление.

Комментарий к Статье 391.11 ГПК РФ

1. Статья 391.11 ГПК РФ предоставляет Председателю ВС РФ или его заместителю право внести в Президиум ВС РФ представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора. Отметим, что такое право появилось у них сравнительно недавно (см. ФЗ от 04.12.2007 N 330-ФЗ). Конституционность данной нормы проверялась в КС РФ до вступления закона, внесшего изменения в ГПК РФ на предмет соответствия Конституции, о чем свидетельствует Постановление КС РФ от 05.02.2007 N 2-П.

Нововведением стали основания, которые побуждают Председателя ВС РФ или его заместителя обратиться с соответствующим представлением. Это общие основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора (ст. 391.9 ГПК РФ). Основания надзорного производства, начатого по представлению Председателя ВС РФ или его заместителя, коренным образом изменились. В настоящее время ими являются:

Читайте также:  Представительство российской организации за рубежом

— фундаментальные нарушения норм материального права (см. комментарий к ст. 387);

— фундаментальные нарушения норм процессуального права (см. комментарий к ст. 387).

Впервые российский законодатель применяет к обозначенным нарушениям термин "фундаментальные", заимствованный из практики ЕСПЧ. Исходя из нее, к таким нарушениям относятся лишь те немногие случаи при рассмотрении дела судами первой и второй инстанций, когда пересмотр вступившего в законную силу судебного акта признается ЕСПЧ оправданным (см. Постановления от 04.12.2008 по делу "Тишкевич против России", от 29.01.2009 по делу "Ленская против России").

Положительным моментом является то, что несмотря на опять-таки отсутствие законодательной трактовки этого термина (как и в случае "существенных"), российский законодатель наделил их следующими признаками:

— выявленные нарушения повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений;

— выявленные нарушения лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных ГПК;

— выявленные нарушения существенно ограничили права, гарантированные ГПК.

Не перечисляя широкий круг тех прав, которые гарантированы заинтересованным лицам при их участии в гражданском судопроизводстве, законодатель показательно приводит следующие: право на доступ к правосудию, право на справедливое судебное разбирательство.

Право на доступ к правосудию не закреплено ни в Конституции, ни в ГПК РФ, ни в УПК. Изучение международных договоров, участником которых является Россия, показывает, что в них также нет определения о праве на доступ к правосудию. И тем не менее о наличии такого права и возможностях его национальной и международной защиты позволяет говорить судебная практика международных органов, в частности ЕСПЧ. Ее анализ показывает, что право на судебную защиту — это собирательное и очень широкое понятие, которое включает в себя ряд составляющих:

— право на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (ст. 45 Конституции);

— право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47 Конституции);

— право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции).

Обращение к Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет выделить еще ряд составляющих, обеспечивающих право на доступ к правосудию. К ним можно отнести, например, право на справедливое и публичное разбирательство дела (ч. 1 ст. 6), право на разбирательство дела в разумный срок (ч. 1 ст. 6), право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом (ч. 1 ст. 6) и т.д.

2. Срок надзорного обжалования — это процессуальный срок. Наибольшие дискуссии в науке вызывает не только его продолжительность и целесообразность введения. Так, некоторые ученые-процессуалисты рассматривают его установление как посягательство на конституционное право граждан и организаций на судебную защиту (см., например, научные работы Е.А. Борисовой, Д.Х. Валеева, Р.В. Шакирьянова и др.). В эту дискуссию вступил КС РФ, который в своем Постановлении указал, что "установление законодателем сроков надзорного обжалования судебных постановлений обусловлено требованием гарантирования стабильности гражданского оборота и само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционного права на судебную защиту" (см. Постановление КС РФ от 17.11.2005 N 11-П).

Срок на обжалование судебных постановлений, вступивших в законную силу в порядке надзора, остался неизменным. Так, надзорные жалоба или представление прокурора могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления обжалуемых судебных постановлений в законную силу. Поэтому принципиально важным для правильного исчисления срока, указанного в ст. 391.11 ГПК РФ, является указание судьей даты поступления надзорной жалобы (представления) в суд надзорной инстанции.

3. Рассмотрение надзорной жалобы (представления) по существу по представлению Председателя ВС РФ или его заместителя происходит в общем порядке, свойственном для жалоб (представлений), поданных заинтересованными лицами (см. комментарий к ст. 391.10).

4. Председатель ВС РФ или его заместитель, внесший представление, не может участвовать в рассмотрении Президиумом ВС РФ дела, о пересмотре которого им внесено представление. Такое ограничение можно объяснить по меньшей мере двумя положениями процессуального законодательства:

1) в данном случае Председатель ВС РФ или его заместитель выступают инициаторами возбуждения надзорного производства, подменяя собой заинтересованное лицо. Однако интерес у них будет, тождественный прокурору, не материально-правовой, а служебный;

2) до обращения с соответствующим представлением в Президиум ВС РФ Председатель ВС РФ или его заместитель должны изучить дело, обнаружить в них основания для отмены судебного постановления с целью устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права. Учитывая то обстоятельство, что изучение таких нарушений происходит еще до рассмотрения надзорного представления по существу, а также в силу действия ст. 17 ГПК РФ, не допускающей повторное участие судьи в рассмотрении дела, установление такого запрета является вполне закономерным.

Другой комментарий к Ст. 391.11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

Комментарий к статье 391.11 ГПК в процессе написания. Заходите позже.

Федеральным законом от 09.12.2010 N 353-ФЗ изменена модель пересмотра судебных актов судов общей юрисдикции. Интересна предложенная законодателем регламентация надзорного производства, изложенная в новой главе 41.1 "Производство в суде надзорной инстанции" ГПК РФ. Рассмотрим отличительные признаки нового надзорного производства как экстраординарной судебной инстанции на примере процедуры возбуждения надзорного производства, а также полномочия суда надзорной инстанции.
Анализ новой главы 41.1 ГПК РФ свидетельствует о придании пересмотру судебных актов в порядке надзора экстраординарных признаков. Напомним, слово "экстраординарный" означает "чрезвычайный, необыкновенный", в свою очередь, "чрезвычайный" понимается как "специально для чего-нибудь назначенный, не предусмотренный обычным ходом дел" .
———————————
В ред. Федерального закона от 09.12.2010 N 353-ФЗ, вступающего в силу с 01.01.2012 (за исключением отдельных положений).
Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 872, 891.

Рассмотрим отличительные признаки нового надзорного производства как экстраординарной судебной инстанции на примере процедуры возбуждения надзорного производства, рассмотрения надзорной жалобы, представления, а также полномочий суда надзорной инстанции.
Согласно ст. 391.1 ГПК РФ объектом рассмотрения судебного надзора могут быть судебные акты республиканских, краевых, областных и других, приравненных к ним, судов, а также судебные акты ВС РФ.
Вступившие в законную силу судебные акты районных судов и мировых судей предметом судебного надзора являться не будут. Это связано с ликвидацией местного надзора — президиума суда субъекта РФ, рассматривавшего надзорные жалобы, представления на апелляционные решения, определения районных судов и на вступившие в законную силу судебные приказы, решения, определения районных судов и мировых судей. Данное ограничение связано с созданием обновленных институтов апелляционного и кассационного производства. Таким образом устраняется так называемая множественность надзорных инстанций, единственной надзорной инстанцией останется Президиум ВС РФ.
Следует заметить, что формулировка ст. 387 ГПК РФ в прежней редакции, содержащая основания изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора, фактически останется прежней, но уже в рамках главы, регулирующей кассационное производство. Следовательно, ошибочно предполагать, что невозможность оспаривать напрямую судебный акт в суд надзорной инстанции, не пройдя при этом последовательно апелляцию и кассацию, будет являться нарушением права граждан на судебную защиту.
Это подтверждается и правовой позицией КС РФ, изложенной в Постановлении от 05.02.2007 N 2-П, согласно которой пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению.
Согласно ст. 391.2 ГПК РФ судебные постановления, указанные в ч. 2 ст. 391.1 ГПК РФ, могут быть обжалованы в порядке надзора в течение трех месяцев со дня их вступления в законную силу (в прежней редакции ГПК РФ — в течение шести месяцев).
Сроки предварительного и основного (в судебном заседании) этапов надзорного производства остались прежними: до двух и трех месяцев для предварительного этапа (в зависимости от факта истребования дела) и до двух месяцев для основного этапа со дня вынесения определения о передаче надзорной жалобы, представления. Таким образом, сохранилась дифференциация сроков предварительного этапа в зависимости от истребования дела. Представляется, что данное обстоятельство сохранило достаточно значительные процессуальные сроки для этой стадии судебного надзора.
Коренным образом пересмотрены основания для изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора.
Согласно ст. 391.9 ГПК РФ обжалуемый судебный акт должен быть изменен или отменен, если:
— нарушает права и свободы, гарантированные Конституцией РФ или общепризнанными принципами, нормами международного права, международными договорами;
— нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;
— нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права.
Законодатель сузил круг прав и свобод, на предмет наличия которых проверяется оспариваемый судебный акт, — это конституционные или международные права и свободы. Остальные два основания остались прежними.
Последнее основание — не что иное, как единство судебной практики. По мнению некоторых авторов, "под единством судебной практики следует понимать правильное и единообразное применение судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел" .
———————————
Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. М., 2003. С. 475.

Читайте также:  Зачисление в запас по состоянию здоровья

Недопустимость превращения суда надзорной инстанции в обычную инстанцию по рассмотрению и разрешению дел, а также необходимость соблюдения баланса публичных и частных интересов оправдывают сужение перечня прав и свобод, которые могут быть нарушены и нуждаться в исключительной судебной защите судом надзорной инстанции. Следует согласиться с мнением, что "основания изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора, предусмотренные статьей 391.9 ГПК РФ, сходны с основаниями изменения или отмены судебных актов арбитражных судов (ст. 304 АПК РФ)" .
———————————
Борисова Е.А. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе: изменения в ГПК РФ // Закон. 2009. N 12. С. 177 — 178.

Статья 389 ГПК РФ, предусматривающая возможность пересмотра судебных постановлений по представлению Председателя или заместителя Председателя ВС РФ, также претерпела существенные изменения.
Если в прежней редакции цель такого пересмотра — обеспечение единства судебной практики, то в ст. 391.11 — устранение фундаментальных нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на законность обжалуемых судебных постановлений и лишивших участников спорных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных ГПК РФ, в том числе права на доступ к правосудию, справедливое судебное разбирательство на основе состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничивающих эти права.
Как видим, правовая конструкция усложнилась как по форме, так и по содержанию. Содержательный аспект заключается в недостаточно четком представлении "фундаментальных нарушений норм материального или процессуального права". Если с фундаментальным нарушением норм процессуального права все относительно ясно и можно предположить, что к таким нарушениям, в частности, будут относиться рассмотрение дела судом в незаконном составе, отсутствие кого-либо из участников процесса, не извещенных о времени и месте судебного заседания, нарушение правил о языке судопроизводства, тайне совещания судей и т.д., то в отношении фундаментальных нарушений норм материального права ситуация остается противоречивой.
Это объясняется тем, что российская правовая система имеет многоотраслевой характер и у каждой отрасли права есть свои базовые принципы и правовые начала. Е.А. Борисова отмечает, что "вопрос о фундаментальности нарушений решается по усмотрению указанных должностных лиц, что чревато непредсказуемыми последствиями и создает угрозу для права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в трактовке Европейского суда по правам человека" .
———————————
Там же.

Можно предположить, что институт отмены судебного акта в надзорном порядке с участием высших должностных лиц ВС РФ, предусмотренный ст. 391.11 ГПК РФ, по содержанию тождественен общему порядку отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, предусмотренному ст. 391.9 ГПК РФ. Нетрудно заметить, что фундаментальность предполагает нарушение либо конституционных норм, либо норм международного права, следовательно, тождественные формулировки вряд ли нуждаются в дублировании в рамках новой редакции ГПК РФ.
Процессуальная деятельность Председателя или заместителя Председателя ВС РФ фактически является самостоятельной стадией надзорного производства.
В свою очередь, КС РФ в указанном выше Постановлении отметил, что "статья 389 ГПК РФ (которая фактически является тождественной ст. 391.11 нового ГПК РФ. — Прим. автора) вводит особый порядок инициирования пересмотра судебных постановлений в порядке надзора дополнительно к существующему общему регулированию предварительного производства в надзорной инстанции".
Согласно позиции ЕСПЧ данное нормативное закрепление является дискреционным полномочием указанных должностных лиц, реализация которого не зависит от волеизъявления участников спорного материального правоотношения.
Еще одна новелла — возможность приостановления исполнения оспариваемого судебного акта до окончания производства в суде надзорной инстанции. Вместе с тем наличие данного полномочия у надзорного суда кажется противоречивым. Это объясняется истечением большого периода времени с момента вступления в законную силу оспариваемого судебного акта до момента возможного вынесения определения о приостановлении его исполнения. В большинстве случаев такой период исчисляется несколькими месяцами, что может негативно сказаться на правовой определенности правоотношений и принести значительные убытки участникам гражданского оборота.
Подводя итог, можно сказать, что вносимые изменения преследуют как международные, так и внутригосударственные цели. В качестве международных целей выступает приведение механизма пересмотра судебных актов в гражданском процессе в соответствие практике и указаниям ЕСПЧ, полагающего, что надзорное производство по смыслу конвенционных положений не отвечает требованиям эффективной судебной защиты. Внутренними предпосылками для внесения изменений стали многочисленные жалобы граждан и организаций в высшие национальные судебные органы, в том числе в КС РФ, который прямо в тексте одного из своих постановлений указал федеральному законодателю "установить процедуры в соответствии с международно-правовыми стандартами", а также выразил надежду, что надзорное производство в результате реформирования будет отвечать всем необходимым требованиям в качестве эффективного средства судебной защиты.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector