Уголовная ответственность за налоговые преступления 2018

Уголовная ответственность за налоговые преступления 2018

Согласно проекту постановления Пленума Верховного суда, срок уголовной ответственности за налоговые преступления будет исчисляться не с момента неуплаты налогов, как раньше, а с момента их полной выплаты, включая недоимки. На практике это равносильно отмене срока давности по налоговым преступлениям, что, на наш взгляд, окажет самое серьезное негативное влияние на бизнес в стране.

В настоящий момент налоговые преступления регулируются нормами ст. 198 и 199 Уголовного кодекса РФ, по которым срок давности составляет всего два года. То есть если, например, в 2016 году условная компания не заплатила налоги или страховые взносы, то ее руководству в первом квартале 2019 года переживать о привлечении юридического лица к уголовной ответственности уже не стоит.

Но вот если в ближайшее время на очередном заседании Пленума Верховного суда будет принят проект постановления о новой трактовке срока давности по налоговым преступлениям, то уголовное преследование вышеуказанной компании не будет прекращено до тех пор, пока она не переведет средства для уплаты налога, а также пени в размере того самого налога. Кроме этого, придется заплатить еще и штраф. Последний, согласно Налоговому кодексу РФ, не угрожал бы компании в связи с истекшим сроком давности. Подобных ужесточений стоит ожидать не только юридическим, но и физическим лицам. И здесь уже может оказаться совершенно неважно, забыл ли, к примеру, ИП уплатить страховой взнос два года назад или двадцать лет назад.

Юридический нюанс, на котором строится нововведение, состоит в том, от какого момента отсчитывать установленный по налоговым преступлениям срок давности. В общем случае закон требует отсчитывать его от момента «окончания преступления». В новой трактовке будет предполагаться, что налоговое преступление продолжается до тех пор, пока недоуплаченная сумма налогов не поступила в бюджет. Таким образом, фактически неуплата налога становится преступлением без срока давности.

Как это работает

Последний раз Пленум ВС вносил разъяснения по налоговым преступлениям в 2006 году. Именно так появилась судебная практика касательно определения двухлетнего срока давности по ст. 198 и 199 УК РФ. Кстати, тринадцать лет назад судьи как раз и разъяснили, что следует понимать под формулировкой «уклонение от уплаты налогов»: «Умышленные деяния, направленные на их неуплату и повлекшие полное или частичное непоступление налогов в бюджет».

Сейчас же Верховный суд хочет дополнить это понятие, а именно: «Налоговое преступление следует считать оконченным с момента уплаты соответствующих налогов в установленный срок».

Конечно, Пленум Верховного суда не может изменить или отменить срок исковой давности по налоговым преступлениям (это возможно лишь путем внесения на рассмотрение в Государственную думу соответствующего законопроекта с поправками в УК РФ и УПК РФ). С другой стороны, если данное постановление Верховного суда будет принято, то оно полностью изменит порядок исчисления срока давности.

Такая трактовка рождает противоречия. Во-первых, если считать преступление оконченным в момент погашения недоимки, то что делать с примечанием к ст. 199 УК РФ, исходя из которого такие действия трактуются как деятельное раскаяние и основание для прекращения дела? И что тогда делать с действующим Налоговым кодексом, по которому безнадежная недоимка должна быть списана?

Во-вторых, как проводить разграничения между уклонением от уплаты налогов и факта неуплаты как такового? Согласно все той же ст. 199 УК РФ необходимо доказать наличие умысла на уклонение от оплаты налогов. Но по факту мы имеем дела, которые возбуждают не за предоставление внесенных в декларацию заведомо ложных налоговых сведений, а за факт неуплаты налогов. Вот и получается, что пока данная инициатива Верховного суда вызывает больше вопросов, чем ответов.

Кому это нужно

Естественно, жизнь не стоит на месте и изменения должны происходить в том числе и в судебной системе страны. Тем более что и дополнительные предпосылки вроде бы есть. Так, на прошедшем в мае этого года в Санкт-Петербурге Международном юридическом форуме (ПМЮФ-2019) Константин Чекмышев, заместитель руководителя ФНС России, неоднократно повторял, что налоговая недосчиталась значительной суммы налоговых сборов в 2018 году, и налоговики готовы на серьезные меры, чтобы исключить злоупотребления и сохранить бюджет страны.

В то же время, по словам главы налогового ведомства Михаила Мишустина, в 2018 году в консолидированный бюджет поступило налогов на общую сумму 21,3 трлн рублей, что больше налоговых сборов 2017 года на 4 трлн рублей. Количество собранных налогов увеличилось на 23%.

При этом рост налоговых сборов наблюдается не только по результатам 2018 года. Так, в 2017 году российскими налоговиками было собрано налогов на 20% больше, чем в 2016 году.

Таким образом, гражданская сознательность, помноженная на ряд положительных изменений в законодательстве (к примеру, специальный льготный налоговый режим для самозанятых граждан, который введен в Москве, Московской и Калужской областях и в Республике Татарстан), а также трудолюбие отечественных налоговиков дают положительный результат.

С другой стороны, естественно, любое налоговое ведомство в любой стране мира будет говорить именно о том, сколько налогов бюджет недосчитался. Это тоже часть их работы. Однако в нашем случае и положительную динамику нельзя не учитывать. И здесь напрашивается закономерный вопрос: насколько с учетом всего вышесказанного все-таки обоснована инициатива Верховного суда?

К чему это приведет

Если такая трактовка станет активно применяться в судебной практике, ничего хорошего для бизнеса ожидать не приходится, как и для экономики страны в целом. На фоне замедления мирового экономического роста, западных санкций, уменьшения прямых иностранных инвестиций бизнес будет все больше уходить в тень. А по данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, только в 2018 году доля теневого сектора российской экономики составила около 20% от ВВП, что составляет примерно 20 трлн рублей. Немаловажную роль играет здесь и силовое давление государства на бизнес. Один из примеров — история с задержанием в феврале этого года Майкла Калви, главы инвестиционного фонда Baring Vostok, когда хозяйственный спор иностранного и отечественного инвесторов вместо решения в арбитражном суде был перенесен в плоскость уголовного преследования.

Теневая экономика — это не только незаконная торговля наркотическими веществами или нелегальный ввоз товаров. Понятно, что с этими направлениями ведут борьбу силовые структуры. Однако теневая экономика — это еще и зарплаты «в конвертах» и скрытый доход юридических лиц. Именно эти сектора государство пытается плавно выводить из тени, и именно они после их легализации должны активно пополнять бюджет страны уплаченными налоговыми и страховыми взносами. Новая трактовка Верховного суда фактически противоречит этой логике развития экономики, и последствия такого решения могут оказаться очень серьезными.

Неуплата налогов и страховых взносов помимо неприятностей с ИФНС может обернуться и уголовным преследованием. На основании соответствующих норм Уголовного кодекса и анализа реальных приговоров расскажем, за что должностное лицо компании может попасть на скамью подсудимых.

Уголовный кодекс содержит четыре статьи, по которым наказывают за правонарушения налогового характера 1 . Две из них предусматривают ответственность непосредственно за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, третья вводит уголовное наказание для налоговых агентов, четвертая карает за сокрытие денег и иного имущества предпринимателя или организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов.

Остановимся на каждом из вышеназванных составов преступления подробнее.

Уклонение от уплаты налогов

Ответственность за уклонение от уплаты налогов (взносов) организациями предусмотрена ст. 199 УК РФ, физическими лицами — ст. 198 УК РФ. Посмотрим, какая недоимка и при каких условиях может считаться уголовным преступлением.

Важно, сколько…

Преступлением является не любая недоимка, а только та, которая превышает определенные законодателем пороги. Проще говоря, чтобы «попасть под статью», нужно не уплатить налогов (взносов) на определенную сумму.

Читайте также:  Нотариус рядом со мной показать адрес спб

Статьи 199 и 198 УК РФ гласят, что уклонение от уплаты налогов (взносов) является преступлением, если оно совершено в крупном размере. Расшифровка этого термина приведена в примечаниях к каждой из статей.

В частности, для организаций крупный размер установлен в абсолютном и относительном значениях. Неуплата налогов (взносов) на сумму 15 млн руб. и более признается крупным размером без каких-то дополнительных условий. Также крупным размером может признаваться сумма неуплаченных налогов (взносов), если она превышает 5 млн руб. в пределах трех лет подряд. Но тут уже введен дополнительный (относительный) показатель: преступление возникает только при условии, что доля неуплаченных налогов (взносов) превысила 25% от сумм налогов (взносов), подлежащих уплате этой организацией за те же три года (примечание к ст. 199 УК РФ). Недоимка менее 5 млн руб. уголовно не наказуема ни при каких условиях.

…и как

При решении вопроса об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов обязательно учитывается способ уклонения. Преступной является только такая недоимка, которая возникла в результате следующих действий налогоплательщика:

непредставление налоговой декларации, расчета или других обязательных по НК РФ документов;

включение в налоговую декларацию (расчет, иные документы) заведомо ложных сведений.

Под «иными документами» для указанных целей понимаются любые предусмотренные НК РФ документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов (п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», далее — постановление № 64). К таким документам, в частности, относятся: выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций (ст. 145 НК РФ), расчеты по авансовым платежам, годовые отчеты о деятельности иностранной организации (ст. 307 НК РФ), документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Таким образом, особое внимание налогоплательщикам нужно уделять качеству информации, включаемой в налоговые декларации и прочие документы, предусмотренные НК РФ. А чтобы было понятнее, какие именно действия уголовно наказуемы, приведем несколько реальных приговоров.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан признал правомерным привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. При этом было доказано, что руководитель организации составлял фиктивные договоры, на основании которых формировались счета-фактуры и бухгалтерские документы. И уже на основании этих документов заведомо ложные сведения попадали в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль. В данном случае решающее значение имел именно факт умышленного составления фиктивных договоров, так как очевидно, что руководитель, составлявший такие договоры, не мог не знать, что это повлечет включение в налоговые декларации неверных сведений и неуплату налогов (постановление от 03.05.2017 № 44-Г-60).

Санкт-Петербургский городской суд признал правомерным осуждение руководителя за уклонение от уплаты налога на имущество организаций. Уклонение выразилось в том, что компания приняла от исполнителя по договору подряда созданные основные средства, однако в регистрах бухучета по решению руководителя их не отразила. Соответственно, они не попали в баланс и налоговую декларацию по налогу на имущество. Такие действия руководителя следствие квалифицировало как внесение заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на имущество (Апелляционное определение от 02.11.2017 № 33-10871/2017).

Отдельно нужно остановиться на ситуациях, когда уклонение от уплаты налогов выражается в непредставлении налоговых деклараций.

В случае когда в компании имеется главбух, руководитель организации вовсе не обязан вникать в тонкости налогового учета. Анализ практики показывает, что суды этот момент учитывают и внимательно изучают должностные обязанности всех лиц, задействованных в подготовке и сдаче отчетности, чтобы определить: во-первых, в чьи обязанности входит подготовка и представление декларации; во-вторых, кто осуществляет контроль за выполнением этих функций; наконец, имелся ли у соответствующих должностных лиц умысел неуплаты налога путем непредставления декларации или речь идет о простой ошибке либо невнимательности.

Показательными в этой части являются приговор Серпуховского городского суда Московской области от 02.06.2011 по делу № 1-37/2011 и Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013. В этих делах был выявлен факт неправомерного применения компанией спецрежимов. Однако после этого главбух все равно не оформил и не представил в налоговые инспекции декларации по НДС и налогу на прибыль за то время, когда компания не имела права на спецрежим. При этом фактов, подтверждающих, что главбух бездействовал по указанию руководителя, не имелось. В таких случаях, как отметили судьи, вся вина за неуплаченные суммы налога ложится на главбуха, поскольку именно он является лицом, ответственным за ведение налогового учета и представление деклараций.

Налоговый агент: внимание на личные мотивы

Следующее деяние, которое УК РФ рассматривает как преступление, — это неисполнение налоговым агентом обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет соответствующих сумм налогов (ст. 199.1 УК РФ). Угроза уголовного преследования по этой статье возникает, если сумма недоимки тянет на крупный размер, критерии которого мы уже приводили выше. А в качестве второго условия для уголовной ответственности законодатель ввел личную заинтересованность налогового агента в невыполнении данных обязанностей.

Казалось бы, применение этой статьи должно быть единичным, ведь случаи, когда руководитель или главбух специально (умышленно) не перечисляют удержанные у работников суммы НДФЛ, присваивая их себе, не так уж и распространены.

Однако Пленум Верховного суда РФ в п. 17 постановления № 64 указал, что личный интерес как мотив данного преступления должен рассматриваться шире, чем просто личное обогащение. В частности, по мнению Пленума, личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п. Подобный подход нашел широкое применение на практике.

В качестве элементов личной заинтересованности следствие и суды признают желание руководителя сохранить за собой должность и заработную плату, выглядеть в глазах акционеров и совета директоров общества опытным, деловым и тактически грамотным в вопросах ведения бизнеса директором. Подобные мотивы рассматриваются судами как карьеризм и желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу со стороны учредителей общества (Апелляционное определение Воронежского областного суда от 17.10.2017 по делу № 33-7103, постановление Президиума Тульского областного суда от 21.06.2016).

Кроме того, личной заинтересованностью суды признают и стремление руководителей — собственников бизнеса вложить удержанный НДФЛ в развитие предприятия, расчеты с поставщиками и т.п. (Апелляционное определение Московского областного суда от 04.06.2013 по делу № 22-4285/13).

Сокрытие имущества: законное становится наказуемым

Четвертая «налоговая» статья УК РФ, пожалуй, самая коварная. Она предусматривает ответственность за сокрытие денег и иного имущества, за счет которых ИФНС могла бы взыскать недоимку. Коварность этой статьи наилучшим образом описал Свердловский областной суд в апелляционном постановлении от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017: «Статья 199.2 УК РФ предусматривает ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам в крупном размере. Сокрытие имущества или денежных средств осуществляется, как правило, легальным способом, путем совершения различных гражданско-правовых сделок, открытия новых расчетных счетов в банках, что также не запрещено законом».

Как видим, в данном случае состав преступления образуют самые обычные легальные действия руководителя организации — проведение взаимозачетов, поручение осуществлять оплату минуя счета организации, открытие новых счетов при наличии инкассо от ИФНС на действующих и т.п. Вот несколько примеров реальных приговоров по ст. 199.2 УК РФ с описанием сути преступления.

Читайте также:  Страховка от затопления соседей снизу

Московским городским судом признан обоснованным приговор руководителю, который направлял контрагентам распорядительные письма о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета возглавляемой им организации, операции по которым закрыты в расходной части на основании решений налогового органа о приостановлении операций по счетам, и к которым предъявлены инкассовые поручения на уплату недоимки по налоговым платежам (Определение от 19.03.2018 № 4г/1-2192).

Хабаровский краевой суд утвердил обвинительный приговор генеральному директору, который, зная о наличии у компании недоимки по налогам, а также о том, что на расчетные счета общества выставлены инкассовые поручения, которые должны исполняться по мере поступления денежных средств, давал указания главному бухгалтеру организации и иным лицам о составлении соглашений о проведении взаимозачетов, актов взаимозачетов между обществом и контрагентом, распоряжений контрагенту-должнику о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета компании, а также заключении соглашений о переуступке долга (Апелляционное определение от 16.06.2017 по делу № 33-3993/2017).

В апелляционном определении Свердловского областного суда от 20.07.2017 по делу № 33-10649/2017 находим указание на правомерность привлечения к уголовной ответственности руководителя компании, который, зная об имеющейся задолженности по уплате налогов, а также о том, что на расчетных счетах предприятия налоговым органом выставлены инкассовые поручения, открыл новый расчетный счет, при помощи которого успел произвести расчеты с контрагентами. Аналогичные действия руководителя признал уголовно наказуемыми и Московский городской суд (Апелляционное определение от 14.11.2017 по делу № 33-46734).

Важным условием для привлечения к ответственности по ст. 199.2 УК РФ является направленность действий руководителя именно на сокрытие имущества от ИФНС. То есть умысел директора должен быть направлен на то, чтобы затруднить или сделать невозможным для налоговиков взыскание начисленных организации сумм недоимки, пеней и штрафов. Если же действия по сокрытию средств хотя и имели место в реальности, но преследовали другие цели, то уголовная ответственность не наступает.

В качестве примера такой ситуации можно привести уже упоминавшееся Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017. В этом деле руководитель организации, за которой числилась недоимка и счета которой были заблокированы инкассовыми поручениями ИФНС, направлял контрагентам распорядительные письма с указанием о производстве оплаты за организацию, минуя ее расчетный счет, напрямую кредиторам компании.

Однако целью данных действий, как установил суд, являлось не сокрытие денег от налоговой, а поддержание бесперебойного производственного цикла. Дело в том, что организация занималась производством чугуна, и в силу технологических особенностей остановка литейных цехов в связи с отсутствием сырья для литейного оборудования либо в связи с отключением снабжающими компаниями энергоресурсов, вызванным неуплатой, могла привести к техногенной аварии.

Таким образом, как указал суд, в данной ситуации руководитель организации не имел права принять решение о прекращении предпринимательской деятельности предприятия и направлении всех средств на уплату налоговой недоимки. Такое решение привело бы к остановке работы опасных производственных объектов, созданию угрозы техногенной аварии, а также утрате рабочих мест около 1000 человек, что в итоге могло нанести ущерб, значительно превышающий размер денежных средств, в сокрытии которых его обвиняют. Соответственно, действия по распоряжению дебиторской задолженностью предприятия выполнялись директором не с целью сокрытия средств от ИФНС, а в интересах сохранения работоспособности крупного предприятия, рабочих мест для значительного количества граждан. При таких обстоятельствах оснований для привлечения руководителя к уголовной ответственности по ст. 199.2 УК РФ не имеется.

Кому ответ держать

Разобравшись с теми действиями, которые могут привести должностных лиц организации на скамью подсудимых, перейдем к другому немаловажному вопросу, который мы уже частично затронули при обсуждении уклонения от уплаты налогов путем непредставления декларации. Речь идет о том, кто именно отвечает по «налоговым» статьям УК РФ: директор как лицо, представляющее интересы организации во всех правоотношениях, или главный бухгалтер как профессионал в сфере налогов.

Сразу скажем, что юридических препятствий для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов именно главного бухгалтера или иного работника бухгалтерии не имеется. Ведь еще в 2006 г. в уже упоминавшемся выше постановлении № 64 было сказано, что субъектом преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов, может быть как главный, так и обычный бухгалтер, и даже лицо вообще без соответствующей должности, если оно фактически выполняет функции бухгалтера на предприятии.

Однако на практике в подавляющем большинстве случаев к уголовной ответственности привлекаются все же руководители. А прочие сотрудники (в том числе главбух) проходят в уголовном деле в качестве свидетелей. Причем даже в тех случаях, когда директор прямо пытается переложить вину на профессионала-бухгалтера. При этом судьи указывают, что ущерб Российской Федерации причинен организацией-налогоплательщиком по вине руководителя, уполномоченного представлять интересы указанной организации. В связи с этим именно руководитель является лицом, ответственным в рамках УК РФ. Главный же бухгалтер организации не является лицом, уполномоченным представлять организацию на основании закона или ее учредительных документов, а потому на него не может быть возложена уголовная ответственность в связи с неуплатой юридическим лицом налогов (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 04.07.2017 по делу № 11-8139/2017).

Также причиной редкого осуждения сотрудников бухгалтерии является тот факт, что для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов следствию и суду необходимо установить умышленный характер действий всех участников. И в отношении бухгалтеров такой умысел доказать гораздо сложнее, чем в отношении руководителей. Так что во многих приговорах можно видеть фразу о том, что главбух не был осведомлен о преступных намерениях директора. Хотя и тут есть исключения.

Приведем несколько конкретных примеров.

Приговором Ступинского городского суда Московской области от 05.04.2017 по делу № 1-59/2017 был признан виновным в уклонении от налогов через фирмы-однодневки главный бухгалтер. Следствие установило, что все операции по банковскому счету организации совершались исключительно по единоличному решению главбуха, так как именно у него находилась флэш-карта с паролем от банк-клиента. При этом СМС-сообщения о движении денежных средств по счету организации также поступали на мобильный телефон бухгалтера. Кроме того, главбух имел доступ к печати компании.

Эти обстоятельства дали возможность суду утверждать, что главбух имел возможность соотносить реальные сделки с теми, которые оформлены от лица компании только для видимости. При этом в силу своих должностных обязанностей главбух был осведомлен об объемах и ассортименте фактически поставленного сырья, фактической стоимости поставляемой продукции и данных о реальных поставщиках. А значит, в тех случаях, когда главбух принимал к оплате и проводил по бухучету фиктивные счета-фактуры, договоры и акты, он действовал именно с умыслом на уклонение от налогов. И точно так же с умыслом переносил эти фиктивные данные в соответствующие декларации по налогу на прибыль и НДС. Поэтому вполне правомерно привлечен к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ.

Помимо доступа к счетам и печатям о заинтересованности главбуха в уклонении от налогов могут свидетельствовать и другие обстоятельства. К примеру, электронные письма, из которых следует, что главбух был в курсе махинаций с ценами и занижения налоговой базы (Апелляционное определение Московского городского суда от 15.04.2015 по делу № 10-4640/15). Или обнаруженные следствием пустые листы, бланки предприятия и незаполненные платежные поручения, на которых уже проставлена подпись руководителя (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013).

1 В статье речь идет о правонарушениях, связанных с налогами и взносами, уплата которых предусмотрена Налоговым кодексом. Нормы, определяющие уголовную ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве (ст. 199.3 и 199.4 УК РФ), которые налоговыми платежами по правилам НК РФ не являются, в статье не рассматриваются.

Читайте также:  Какие перепланировки можно делать без согласования

Иван Кузнецов, руководитель Центра налоговой и корпоративной безопасности бизнеса «Комплаенс Решения»,
руководитель юридической фирмы, налоговый эксперт с 9-летним опытом работы,
автор книги "Реальная оптимизация налогов".

Вы собственник бизнеса или генеральный директор? Вам от 30 до 49 лет? У вас высшее образование? Проживаете в федеральном центре? 78% осужденных по ст. 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов организациями» такие же как вы. Как не пополнить печальную статистику в 2018 году – в нашей новой эксклюзивной статье.

Не трудно заметить, что большинство семинаров по оптимизации налогов, структурированию и дроблению бизнеса, проводимых разными спикерами от Москвы до Урала, начинаются с одной темы – уголовной ответственности предпринимателей. Эта же тема нагнетается в рекламе с изображением наручников на запястьях дяденек в костюмах, в статьях, раздаточных материалах и находит живой отклик у собственников бизнеса, ведь страх – мощнейшая эмоция, а в России зарекаться от суммы до тюрьмы непринято. Но мы предлагаем убрать лишние эмоции и разобраться объективно: сколько, за что и почему было привлечено предпринимателей к уголовной ответственности, и главное, – как не пополнить их ряды.

В своем исследовании мы использовали только официальные данные МВД, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, ФНС, Росстата, а также Департамента судопроизводства Верховного суда РФ (за первые 6 месяцев 2017 года) и только по налоговым составам преступлений (ст. 199 – 199.4 УК РФ).

Конечно, мы могли бы проанализировать все «предпринимательские» составы, включая ст. 159 УК РФ «Мошенничество», но это было бы простым нагромождением ничего не значащих цифр, так как среди таких преступлений значительную долю составляют типичные мошенничества, которые только статистически являются «предпринимательскими».

А вот налоговые составы преступлений и формально, и фактически являются на 100% предпринимательскими и характеризуют усиление или ослабление административного контроля государства, а также его эффективность.

Итак, мы сопоставили данные за 2015-2017 годы о количестве проведенных выездных налоговых проверок, выявленных и расследованных преступлениях, а также о приговорах, и вот что получили:

При снижении количества выездных налоговых проверок на 34% с 2015 года, количество материалов проверок, возбужденных уголовных дел и приговоров практически не изменилось. Так что арифметически вероятность возбуждения уголовного дела по уклонению от уплаты налогов как будто бы не увеличилась. В соответствии с п. 9 ст. 144 УПК РФ, следователь может возбудить уголовное дело по налоговому преступлению и до получения из налогового органа заключения о нарушении НК РФ или информации о результатах мероприятий налогового контроля. Так, в Письме Следственного комитета РФ от 13 сентября 2017 г. N 225-38823-17 "Об уголовных делах за налоговые преступления" отмечено, что по материалам о налоговых преступлениях в 2016 году Следственным комитетом всего возбуждено 3111 уголовных дел, в том числе по материалам, поступившим из ФНС России — 1676. За первое полугодие 2017 года всего возбуждено 1806 уголовных дел, в том числе по материалам ФНС России — 842.

Таким образом, только половина дел о налоговых преступлениях, возбуждается по результатам выездных налоговых проверок, но даже с учетом этого обстоятельства, в 2015 году процент возбужденных уголовных дел от количества ВНП составил 13%, в 2017 году — уже 19%.

При этом эффективность ВНП составляет в среднем 99%, сумма доначислений стабильно растет вместе с сокращением общего количества выездных налоговых проверок.

Кого и за что сажают? В уже упомянутом Письме Следственного комитета РФ от 13 сентября 2017 г. N 225-38823-17 "Об уголовных делах за налоговые преступления", указывается, «что касается описания типичных схем и сумм недоимок, информирую, что сведения об уголовных делах, в том числе и о налоговых преступлениях с указанием обстоятельств их совершения и сумм ущерба, публикуются на официальном сайте Следственного комитета и могут быть использованы Вами при подготовке материала. Предоставление более подробной информации противоречит интересам следствия и может способствовать сокрытию противоправных действий лиц, имеющих умысел на совершение аналогичных преступлений». Вместе с тем, в совместном Письме ФНС и СК РФ N ЕД-4-2/13650@ от 13 июля 2017 года, перечислены наиболее типовые схемы уклонения от уплаты налогов.

Обращает внимание, что эти схемы не являются новыми и встречаются в судебной практике как минимум с начала 2010 годов, что указывает на устойчивую тенденцию: эффективность и результативность административного контроля растет, а типовые способы оптимизации налогов не изменяются, оставаясь шаблонными.

К такому же выводу можно прийти и изучив судебную практику: проанализировав более двухсот приговоров мы не нашли ничего нового: все та же необоснованная налоговая выгода, использование фирм-однодневок, не удержание НДФЛ, не исчисление и неуплата НДС и налога на прибыль и т.д. Как и в 2015-2016 годах приговоры во многом не показательны из-за освобождения значительной части осужденных от наказания на основании амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне (в 2018 году эффект от амнистии как способа освобождения от наказания исчезнет).

Следует обратить особое внимание, что в подавляющем большинстве приговоров, суды удовлетворяют гражданские иски прокуроров о взыскании ущерба, причиненного преступлением – недоимки, штрафа, пени в полном размере (даже при освобождении от уголовного наказания в связи с амнистией).

Что касается суровости наказаний (за 2017 год приводим данные за 6 первых месяцев):

Обратим внимание на значительное количество прекращенных уголовных дел «по иным основаниям». В эту категорию попадают два основных блока:

1. Прекращенные уголовные дела на основании ст. 28.1 УПК РФ — суд, а также следователь прекращает уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении налоговых преступлений, в случае, если до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объеме (недоимка, штрафы, пени).

2. Истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности. Например, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 199 УК РФ – небольшой тяжести, а значит на основании ст. 78 УПК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло два года. При этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Выводы. При общем снижении количества ВНП (при увеличении их эффективности), результативность работы правоохранительных органов возросла. Количество оправдательных приговоров стабильно не превышает 0,2%, при этом влияние амнистии в 2018 году прекратится. Уголовные дела в 2018 году будут охватывать недоимки, возникшие в 2014-2016 годах, т.е. период начала работы АСК НДС-2. С учетом сокращения оптимизации НДС с помощью фирм-однодневок, фокус налоговиков и правоохранителей в 2018 году сосредоточиться на том бизнесе, который проигнорировал возможности автоматизации контроля. При этом, для поддержания статистических данных и наполняемости бюджета, административный контроль усилится в отношении схем оптимизации налога на прибыль с помощью дробления бизнеса.

По результатам как мероприятий налогового контроля, так и расследования налоговых преступлений, налогоплательщика обязывают возместить недоимку, штраф и пени либо в рамках арбитражного, либо уголовного процесса, при этом уголовная ответственность (включая штраф) не освобождает от обязанности возместить ущерб бюджету в полном размере.

P. S. Хотелось бы закончить статью на позитивной ноте, но сделать это затруднительно. В очередной раз напоминаем: предпринимательская деятельность основана на риске, а не на страхе. Но риски должны быть контролируемыми, а значит структура бизнеса должна обеспечивать не только безопасность активов бизнеса и собственников, но и предусматривать меры защиты от возможного привлечения к уголовной ответственности.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector