Уведомление обвиняемого об окончании предварительного следствия

Уведомление обвиняемого об окончании предварительного следствия

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение Конституционного Суда РФ от 15 мая 2012 г. N 881-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крушинского Владислава Андреевича на нарушение его конституционных прав статьями 164, 172, 195 и 215 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 15 мая 2012 г. N 881-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крушинского Владислава Андреевича на нарушение его конституционных прав статьями 164, 172, 195 и 215 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина В.А. Крушинского, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Крушинский, осужденный по приговору суда от 27 марта 2009 года, просит признать противоречащими статьям 18 , 19 ( часть 1 ), 45 , 46 ( часть 1 ) и 123 ( часть 3 ) Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:

статью 172 "Порядок предъявления обвинения", как не содержащую требование о заблаговременном извещении заключенного под стражу обвиняемого через администрацию места содержания под стражей о дате и времени предъявления ему обвинения под расписку, которая приобщалась бы к материалам уголовного дела, и ставящую тем самым его в неравное положение с обвиняемыми, находящимися на свободе, которые извещаются повесткой, а потому нарушающую его право на своевременную и эффективную защиту;

статью 164 "Общие правила производства следственных действий" во взаимосвязи со статьей 172 , которые, по мнению заявителя, позволяют органам предварительного расследования совмещать предъявление лицу обвинения с проведением ряда следственных и иных процессуальных действий, что лишило его возможности эффективно осуществить свое право на защиту от предъявляемого обвинения;

статью 195 "Порядок назначения судебной экспертизы", поскольку она, с точки зрения заявителя, не обязывает следователя знакомить обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы в срок, необходимый для реализации его прав, связанных с производством судебной экспертизы, и тем самым позволяет следователю предъявлять обвиняемому постановление о назначении экспертизы уже после ее проведения;

статью 215 "Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением", как не содержащую требование о том, что решение об окончании предварительного следствия по уголовному делу может быть принято следователем не ранее определенного, достаточного для защиты от предъявленного обвинения срока (например, семи или десяти суток после предъявления лицу обвинения), и тем самым дающую следователю возможность окончить предварительное следствие непосредственно после предъявления лицу обвинения, что осложняет осуществление последним права на защиту.

Как следует из представленных материалов, 15 января 2009 года по уголовному делу дознавателем была назначена судебно-химическая экспертиза, а 21 января того же года следователь предъявил В.А. Крушинскому обвинение в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. 2 февраля 2009 года следователем была назначена сравнительная химическая судебная экспертиза, а 20 февраля того же года В.А. Крушинскому предъявлено обвинение в совершении незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере и в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. После предъявления обвинения он был допрошен в качестве обвиняемого, а затем он и его защитник были ознакомлены с постановлениями о назначении уже проведенных судебных экспертиз и заключениями экспертов.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. В соответствии с частью третьей статьи 195 УПК Российской Федерации следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 того же Кодекса, о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Это процессуальное действие, по смыслу указанных норм, рассматриваемых в системной связи, должно быть осуществлено до начала производства экспертизы; в противном случае названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы и вытекающие из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК Российской Федерации. Данное требование части третьей статьи 195 УПК Российской Федерации распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июня 2004 года N 206-О , от 25 декабря 2008 года N 936-О-О , от 17 ноября 2009 года N 1398-О-О , от 17 декабря 2009 года N 1629-О-О , от 22 марта 2011 года N 340-О-О , от 25 января 2012 года N 32-О-О и др.).

Таким образом, статья 195 УПК Российской Федерации неопределенности не содержит и конституционные права заявителя не нарушает.

2.2. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации следователь извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения ( часть вторая статьи 172 ), при этом обвиняемый, находящийся на свободе, извещается повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу надлежит явиться, дата и время явки, а также последствия неявки без уважительных причин ( часть четвертая статьи 172 и часть первая статьи 188 ), а обвиняемый, содержащийся под стражей, — извещается через администрацию места содержания под стражей ( часть третья статьи 172 ).

Согласно же части первой статьи 173 УПК Российской Федерации следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения, причем такой допрос производится по общим правилам (за некоторыми изъятиями), закрепленным статьей 189 данного Кодекса, при этом повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи.

Следовательно, статья 172 УПК Российской Федерации, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования, не предполагает, что обвиняемый, содержащийся под стражей, может быть лишен права быть вызванным для допроса в качестве обвиняемого (и непосредственно предшествующего ему предъявления обвинения) повесткой, которая затем приобщается к материалам уголовного дела.

2.3. Статья 164 УПК Российской Федерации, определяющая общие правила производства следственных действий, не касается вопросов предъявления лицу обвинения.

Порядок предъявления обвинения установлен статьей 172 УПК Российской Федерации, согласно которой обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее трех суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле ( часть первая ); удостоверившись в личности обвиняемого, следователь объявляет ему и его защитнику, если он участвует в уголовном деле, постановление о привлечении этого лица в качестве обвиняемого, а также разъясняет обвиняемому существо предъявленного обвинения и его права, предусмотренные статьей 47 данного Кодекса, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения ( часть пятая ).

Читайте также:  Заявление о продлении договора аренды помещения

При этом согласно части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации обвиняемый вправе не только знать, в чем он обвиняется ( пункт 1 ), но и знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта ( пункт 11 ), знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме ( пункт 12 ), приносить жалобы на действия (бездействие) и решения следователя и принимать участие в их рассмотрении судом ( пункт 14 ). Обвиняемый также вправе заявлять ходатайства, а следователь обязан рассмотреть каждое из них и не может отказать в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствует участник уголовного процесса, имеют значение для уголовного дела; постановление об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 16 данного Кодекса ( пункт 5 части четвертой статьи 47 , части первая , вторая и четвертая статьи 159 УПК Российской Федерации).

Если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со статьей 171 УПК Российской Федерации выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 данного Кодекса; если же предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора ( статья 175 УПК Российской Федерации).

На завершающем этапе предварительного расследования следователь, признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему предусмотренное статьей 217 УПК Российской Федерации право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя, о чем составляется протокол ( статьи 166 , 167 и 215 УПК Российской Федерации). Обвиняемому и его защитнику следователь предъявляет материалы уголовного дела, с которыми они могут знакомиться без ограничения во времени, необходимом им для этого (статья 217 УПК Российской Федерации).

Соответственно, оспариваемые заявителем нормы — как сами по себе, так и во взаимосвязи с иными положениями уголовно-процессуального закона — не могут рассматриваться ни как позволяющие завершить предварительное расследование без всестороннего и объективного исследования в разумные сроки всех обстоятельств дела и доказательств, в том числе тех, которые представлены стороной защиты либо должны быть получены органом предварительного расследования по ее ходатайствам, ни как дающие следователю возможность совмещать предъявление обвинения с производством тех или иных следственных действий, в том числе в чрезмерном объеме, при котором ограничивалось бы время, необходимое обвиняемому для подготовки своей защиты.

Не предполагают они и одновременного предъявления первоначального, фиксируемого в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, и окончательного обвинения — материалов оконченного расследования, а затем и обвинительного заключения или акта, без учета заявленных обвиняемым ходатайств и принесенных им жалоб.

Таким образом, статьи 164 , 172 , 195 и 215 УПК Российской Федерации конституционные права заявителя не нарушают. Разрешение же вопросов о том, были ли осуществлены процессуальные действия по его уголовному делу в разумные сроки, достаточным ли было время для ознакомления заявителя с материалами дела и для подготовки к защите, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крушинского Владислава Андреевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

Процессуальный порядок окончания предварительного расследования путем направления уголовного дела с обвинительным заключением прокурору включает в себя систем>’ последовательных и связанных между собой действий следователя, направленных на подготовку уголовного дела к рассмотрению его в суде и обеспечение доступа участников процесса к материалам производства, затрагивающим их интересы.

Объявление участникам процесса об окончании предварительного следствия и предъявление им материалов уголовного дела

Признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему право на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя (ч. 1 ст. 215 УПК). Об этом составляется протокол уведомления об окончании следственных действий.

Протокол уведомления об окончании следственных действий составляется только в отношении обвиняемого. Если при уведомлении обвиняемого присутствует его защитник, законный представитель, то об этом делается отметка в протоколе уведомления. Составлять отдельно протокол уведомления защитника, законного представителя обвиняемого об окончании следственных действий не обязательно, хотя закон не исключает такой возможности.

Следователь также уведомляет об окончании следственных действий потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей (ч. 2 ст. 215 УПК). Помимо этого он им разъясняет право на ознакомление с материалами уголовного дела, указывает дату, время и место, где они могут ознакомиться с делом в случае заявления об этом ходатайства. В целях обеспечения реализации прав названными участниками уголовного процесса им направляется письменное уведомление, копия которого приобщается к делу.

Ознакомление с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей осуществляется по их ходатайству. Поэтому если после их уведомления об окончании предварительного расследования соответствующих ходатайств не поступило, материалы уголовного дела им не предъявляются.

Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела осуществляется независимо от наличия или отсутствия ходатайств с их стороны. Это правило действует и при ознакомлении с материалами дознания. Если защитник, законный представитель обвиняемого или представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика по уважительным причинам не могут прибыть для ознакомления в назначенное время, следователь должен отложить ознакомление, но не более чем на пять суток (ч. 3 ст. 215 УПК). Это минимальный срок, в течение которого следователь не должен приступать к ознакомлению обвиняемого и его защитника. По своему усмотрению, исходя из конкретной ситуации, следователь может отложить срок ознакомления и на большее время. При этом он не должен чрезмерно затягивать сроки следствия. Дополнительно этим правом стороны могут воспользоваться еще и в суде (ч. 3 ст. 227 УПК).

Читайте также:  Форма т7 график отпусков образец заполнения

Если потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители в назначенное время не явятся на ознакомление с материалами дела и не сообщат о причинах неявки, то следователь должен расценивать это как нежелание или отказ от ознакомления с материалами дела. Поэтому он может приступать к дальнейшим действиям, не дожидаясь истечения пятисуточного срока (например, начать знакомить с делом обвиняемого и его защитника). В сложившейся ситуации он может составить справку о неявке лица для ознакомления с материалами дела без уважительных причин.

Сказанное не относится к защитнику. При невозможности в течение пяти суток явки для ознакомления с материалами уголовного дела защитника следователь вправе предложить лицу избрать другого защитника. При наличии ходатайства он должен принять меры для явки другого защитника. Если обвиняемый отказывается от назначенного защитника, то следователь предъявляет ему материалы уголовного дела для ознакомления без участия защитника. Исключение составляют случаи, когда в силу ст. 51 УПК участие защитника обязательно. В этих случаях отказ обвиняемого от защитника не является для следователя обязательным, и ознакомление с делом обвиняемого должно происходить совместно с назначенным защитником (ч. 4 ст. 215 УПК).

Если обвиняемый, не содержащийся под стражей, не является для ознакомления с материалами уголовного дела без уважительных причин, то следователь по истечении пяти суток со дня объявления об окончании следственных действий (т.е. составления протокола уведомления об окончании следственных действий) либо со дня окончания ознакомления с материалами уголовного дела иных участников уголовного судопроизводства составляет обвинительное заключение и направляет материалы уголовного дела прокурору (ч. 5 ст. 215 УПК).

Уважительными причинами, препятствующими явке к следователю для ознакомления с делом, могут считаться: болезнь лица, исключающая его передвижение или делающая невозможным проведение с ним процессуальных действий; болезнь ребенка или другого члена семьи, за которыми требуется постоянный уход, в случае отсутствия возможности такого ухода другими лицами; наличие малолетнего ребенка при отсутствии возможности оставить его под присмотром других лиц; похороны родственников; стихийные бедствия или явления природы, делающие невозможным явиться в место нахождения следователя; отсутствие транспортной связи между местом проживания лица и местом расположения органа расследования. Обязанность информирования следователя о наличии уважительных причин неявки лежит на самом лице. Это оно может сделать лично либо через других лиц. Если следователь не располагает сведениями о причинах неявки лица, то такие случаи необходимо расценивать как неявку без уважительных причин.

В случае когда обвиняемый не явился для ознакомления без уважительных причин, следователь составляет об этом справку. Если же обвиняемый в назначенное время явился к следователю и заявил, что не желает знакомиться с материалами дела, то составляется протокол ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, где отражается сделанное заявление.

Дата публикации: 09.06.2019 2019-06-09

Статья просмотрена: 188 раз

Библиографическое описание:

Белобородова Е. С. Следственные действия на этапе окончания предварительного следствия: основания, порядок возобновления // Молодой ученый. — 2019. — №23. — С. 418-421. — URL https://moluch.ru/archive/261/60370/ (дата обращения: 01.09.2019).

В статье рассмотрены возможности производства следственных действий на этапе окончания предварительного следствия, сформулирована точка зрения автора о целесообразности закрепления права следователя производить следственные действия на рассматриваемом этапе по собственной инициативе. Предложена процессуальная форма уведомления сторон о возобновлении следственных действий.

Ключевые слова: следователь, уведомление об окончании, ходатайство участников, дополнительные следственные действия, возобновление, возвращение уголовного дела, руководитель следственного органа, процессуальная экономия, постановление, протокол.

С момента принятия следователем решения о том, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения начинается заключительный этап предварительного следствия. Следователь уведомляет об окончании следственных действий обвиняемого, защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.

Далее, в соответствии со статьями 216, 217 УПК РФ он знакомит указанных участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела и выясняет, какие у них имеются ходатайства. В случае удовлетворения заявленного ходатайства следователь проводит необходимые следственные и иные процессуальные действия, дополняет материалы уголовного дела и обеспечивает возможность ознакомления сторон с дополнительными материалами уголовного дела (ч. 1, 2 ст. 219 УПК РФ).

Как показывает практика проведение дополнительных следственных действий для обвиняемого может закончиться предъявлением нового обвинения, в связи с чем положения ст. 219 УПК РФ неоднократно являлись предметом оспаривания их конституционности, как позволяющие следователю на этапе ознакомления с материалами уголовного дела предъявлять новое обвинение.

Конституционный суд РФ неоднократно разъяснял, что оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан, поскольку в силу статьи 219 Кодекса в ходе ознакомления обвиняемого и его защитника с уголовным делом при наличии соответствующего ходатайства дело может быть дополнено новыми материалами, в том числе являющимися основанием для предъявления нового обвинения, при этом сторонам должна быть обеспечена возможность ознакомления с ними. Обвиняемый на основании принципов состязательности и равноправия сторон также имеет право на заявление ходатайств, в случае удовлетворения которых следователь дополняет материалы уголовного дела [1; 2].

При этом Конституционный Суд подчеркивает, что дополнение дела новыми материалами в ходе ознакомления обвиняемого и его защитника с уголовным делом возможно только при наличии соответствующего ходатайства, как того требует ст. 219 УПК РФ, с последующим уведомлением обвиняемого и его защитника об окончании производства дополнительных следственных действий и предоставлении им возможности ознакомиться с полученными материалами [3; 4; 5; 6; 7].

Однако в практической деятельности следственных органов нередко возникает ситуация, когда после уведомления участников уголовного процесса появляется необходимость проведения тех или иных следственных действий, о проведении которых стороны не ходатайствуют. Поскольку УПК не содержит указания на право следователя по своему усмотрению провести дополнительные следственные действия, не исключено, что следователь постарается заручиться необходимым ходатайством потерпевшего, что, на наш взгляд, ставит его в зависимое положение и сомнительно с моральной точки зрения. Иначе решить проблему можно только через процедуру возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования руководителем следственного органа (п. 11 ч.1 ст. 39 УПК РФ) или прокурором (п. 2 ч.1 ст.221 УПК РФ). Но прежде следователь должен закончить ознакомление участников уголовного судопроизводства с материалами дела, составить обвинительное заключение, руководитель следственного органа должен, изучить дело, составить письменные указания, и только после этого уголовное дело вновь возвращается к следователю. Процедура возвращения уголовного дела прокурором еще сложнее и длительнее, что явно не согласуется с принципом процессуальной экономии.

Читайте также:  Может ли несовершеннолетний быть свидетелем в суде

Кроме того, следует понимать, что возвращение уголовного дела для производства дополнительного следствия руководителем следственного органа или прокурором свидетельствует о том, что выводы следователя о проведении всех необходимых следственных действий по уголовному делу и достаточности собранных доказательств для составления обвинительного заключения были поспешными и не совсем обоснованными, что чревато неприятными последствиями как для следователя, так и для следственного органа. Как показали результаты опроса следователей, проведенного Э. Н. Алимамедовым в рамках научного исследования, такие случаи нечасты, поскольку любое возвращение уголовного дела следователю расценивается как негативный фактор деятельности следственного органа, поэтому «руководители следственных органов, получив уголовное дело, по которому необходимо проведение дополнительного расследования, дают следователю указания о направлении расследования или производстве отдельных следственных действий, не оформляя это как возвращение уголовного дела» [8]. На наш взгляд, такая практика — следствие несколько расширительного толкования п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ. Ведь если, уведомив участников уголовного процесса об окончании следственных действий, следователь не имеет право осуществлять следственные действия по своему усмотрению, следовательно, и руководитель следственного органа не вправе в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, а должен руководствоваться п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, предусматривающим возвращение уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования.

Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Апелляционном определении от 15.12.2015 № 72-АПУ15–50 признала возможность производства следственных действий во время выполнения требований ст. 217 УПК РФ не только по ходатайству участников уголовного судопроизводства, но и по указанию руководителя следственного органа [9].

Тогда возникает вопрос: почему уголовно-процессуальный закон, в принципе допуская на этапе окончания предварительного следствия производство дополнительных следственных действий, ограничивает право следователя принять такое решение самостоятельно? Насколько такая мера оправданна? Ведь такая необходимость может быть вызвана вполне объективными причинами.

Так, В. С. Шадрин, отвечая на вопрос, может ли следователь после уведомления обвиняемого об окончании предварительного следствия и до начала предъявления ему материалов уголовного дела для ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ допросить свидетеля, явившегося по собственной инициативе и желающего дать важные показания, допускает такую возможность. Он указывает, что принятое следователем решение об окончании следственных действий (ч. 1 ст. 215 УПК РФ) свидетельствует о достаточности собранных доказательств для составления обвинительного заключения, что по общему правилу не предполагает производства каких-либо еще следственных действий после уведомления обвиняемого об их окончании, однако в указанной ситуации, если показания свидетеля действительно имеют значение для уголовного дела, протокол допроса подлежит приобщению к материалам уголовного дела, которые в окончательном виде подлежат предъявлению обвиняемому для ознакомления. «Главное, — обращает внимание В. С. Шадрин, — чтобы заинтересованные в исходе уголовного дела лица имели возможность знать обо всех имеющихся в уголовном деле материалах и с учетом их содержания полноценно отстаивать свои интересы на данном этапе производства по уголовному делу и в предстоящем судебном разбирательстве» [10, с.121–122].

Процедура же возвращения уголовного дела руководителем следственного органа, а тем более прокурором, являясь более затратной, не имеет преимуществ в плане обеспечения дополнительных гарантий защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Поэтому, если на этапе окончания предварительного следствия произведенные следователем по собственной инициативе следственные действия позволят установить имеющие значение для дела обстоятельства с наименьшими затратами сил, средств и времени и при этом с полной гарантией обеспечения прав обвиняемого на защиту, такие действия следователя, полагаем, должны быть признаны законными.

Следует отметить, что глава 30 УПК РФ содержит требование о вынесении следователем постановления только при полном или частичном отказе в удовлетворении заявленного участником процесса ходатайства, хотя ст.122 УПК РФ «Разрешение ходатайства» содержит прямое указание о необходимости вынесения постановления как в случае отказа в удовлетворении ходатайства, так и в случае его удовлетворения. Каких-либо еще требований к следователю при принятии им решения о проведении дополнительных следственных действий закон не предъявляет.

Как показывает судебная практика, единого подхода к оформлению дополнительных следственных действий правоприменителями не выработано. В одних случаях обжалуется незаконность следственных действий, проводимых в период выполнения ст.217 УПК РФ без возобновления предварительного следствия [11; 12], в других — незаконность постановлений о возобновлении предварительного следствия, выносимых на этапе ознакомления с материалами уголовного дела [13]. В любом случае суд разъясняет, что требования о вынесении постановления о возобновлении предварительного следствия на данной стадии уголовного судопроизводства уголовно-процессуальный закон не содержит.

Действительно, закон предусматривает вынесение постановления о возобновлении предварительного следствия только по приостановленным уголовным делам (ст.211 УПК РФ), либо при отмене прекращенного уголовного дела (ст. 214 УПК РФ).

Поскольку производство дополнительных следственных действий осуществляется после уведомления об их окончании, но все-таки в рамках предварительного следствия, которое не окончено, не приостановлено, не прекращено, то и возобновления предварительного следствия не требуется.

Однако полагаем, что в данном случае следует различать понятия «предварительное следствие» и «следственные действия». И если предварительное следствие на этапе ознакомления с уголовным делом еще не закончено, то об окончании следственных действий участники процесса действительно были уведомлены следователем. Поэтому считаем необходимым уведомить их и о возобновлении следственных действий. А поскольку уведомление обвиняемого об окончании следственных действий, согласно ч. 1 ст. 215 УПК РФ, осуществляется посредством составления протокола в соответствии со статьями 166 и 167 Кодекса, целесообразно применять ту же процессуальную форму и при возобновлении следственных действий, причем и в том и в другом случае в отношении всех участников уголовного процесса, а не только обвиняемого.

В то же время, представляет интерес предложение Э. Н. Алимамедова считать фактом начала этапа окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения вынесенное следователем постановление, поскольку его решение о достаточности собранных доказательств и окончании следственных действий само по себе юридической силы не имеет, а в соответствии с п. 25 ст. 5 УПК РФ по общему правилу должно оформляться соответствующим постановлением.

В этом случае оформление решения следователя о производстве дополнительных следственных действий на этапе окончания предварительного следствия постановлением о возобновлении следственных действий было бы вполне оправданно и логично. Но сам автор тут же отвергает название постановления «об окончании следственных действий» именно по той причине, что эти следственные действия еще могут быть произведены по ходатайству сторон, в связи с чем более обоснованным и объективным он считает назвать документ постановлением об окончании доказывания по уголовному делу [8].

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector